?

Log in

No account? Create an account

Бессонница

Провал луны.
Бессонница.
Сентябрь.
Серьёзная осенняя погода.
Плывёт по небу золотой корабль
и медленно швартуется у входа
в моё жилище.
Акварельна ночь
и первобытен онемевший воздух.
И воду в сите я устал толочь,
чтоб отнести потом на перекрёсток,
не расплескав ни капли.
Фонари расплывчаты при взгляде близоруком.
И как судьбу свою ты ни кори –
не рассчитать её сухим наукам.
И катится звезда в провал луны,
чтобы исчезнуть в бездне безвозвратно.
Сентябрь.
А люди в небо влюблены
и в корабли,
плывущие нескладно

Александр Москаленко

   
    БАЛЛАДА

На Урале в городе Кургане
в День шахтёра или ПВО
направлял товарищ Каганович
револьвер на деда моего.

Выходил мой дед из кабинета
в голубой, как небо, коридор.
Мимо транспарантов и портретов
ехал чёрный импортный мотор.

Мимо всех живых, живых и мёртвых,
сквозь леса, и реки, и века.
А на крыльях выгнутых и чёрных
синим отражались облака.

Где и под какими облаками,
наконец, в каком таком дыму,
бедный мальчик, тонкими руками
я его однажды обниму?

Борис Рыжий

Бумажный самолёт



Бумажный самолёт из бывшего диктанта
я в небо запускал в каникулярный день.
И линии руки –
проклятье хироманта –
предсказывали мне заведомую лень.

А самолёт скользил в невидимом потоке,
лавируя среди стрижей и голубей.
И в воздухе тугом таким был одиноким
бумажный самолёт –
диктант судьбы моей.

Но я не понимал искусства оригами
и смысл летящих слов был тёмен для меня.
А самолёт летел над синими лугами
в иные времена,
секрет судьбы храня.

Расплылся алфавит на обветшалых крыльях.
Бумажный самолёт не завершит полёт –
пока я помню то недетское всесилье
над небом и землёй.
И он не упадёт

Александр Москаленко
Владимир Зеленский


На встрече с Зеленским Юнкер сказал, что не скучает по Порошенко, потому что у него уже «есть новый».

И дела Зеленского это подтверждают - сегодня в праздник Ураза-байрам ВСУ обтреляли из миномётов мечеть в Донецке.

Напомню - Порошенко тоже обещал закончить войну через две недели после своего избрания.

На смену кровавому кондитеру пришёл кровавый клоун.

Метки:

Вот и всё

Я не знаю,
как это зовётся:
бесконечная тень от куста,
искажение неба в колодце,
отражение в небе листа.

Мир вокруг акварелен и тонок
в первобытной основе своей –
состояние это спросонок
записал на века Амадей.

Но не ведает горя и бедствий
тень ромашки в горячей руке!
Вот и всё,
что осталось от детства.
Вот и всё,
что горит вдалеке

Александр Москаленко

Дождь

В чужих потёмках мыкаясь,
с трудом нащупав
вожделенный выключатель,
свет возродить –
и говорить вдвоём одновременно.
Бумагомаратель,
во мне очнувшись,
всё на карандаш возьмёт
и спрячет в тайных закоулках сознания. 
Воспринимать, как блажь,
апрельский дождь в окно стучащий гулко,
нам право предоставлено.
Пока летят во тьму бессмысленные капли –
в твоей руке лежит моя рука.
Секунды остановлены.
Не так ли,
познав любовь в начале всех времён,
Бог сотворил Вселенную?
До срока дождь, завершившись,
будет обвинён в тщеславии.
И свет лишится тока

Александр Москаленко

 
Foto-Zelenskogo-interesnyefakty.org-8

Прошёл месяц после избрания Владимира Зеленского президентом Украины.
Прошло два дня после его инаугурации. И новый президент заговорил.
И что?
Гора надежд родила мышь. Он успел за эти два дня наворотить столько, что непонятно сколько и как будет разгребать наговоренное.
Сразу после клятвы на Конституции, Зеленский Конституцию  и нарушил.
Ну нет у него законного (подчёркиваю - законного) права разогнать Раду с правительством впридачу - хоть они ему и противны (в разных смыслах этого слова).
Закон (антиконституционный!) о языке не отменил.
Гражданскую войну не остановил.
Мантру об агрессии России повторил.
Сказал о грядущем повышении тарифов.
Попросил больших дядек наложить дополнительные санкции на Россию.
Обиделся, что Россия не хочет вступать с ним после этого в переговоры.
И чем тогда Зеленский отличается от Порошенко? Возрастом? Легитимности у него не больше, чем у предыдущего президента.

Сдаётся мне, что украинцы ждали от Зеленского другого.
А получили по факту Порошенко 2.0.
С чем я их и поздравляю!
Как сказал мерзавец Парубий  после инаугурации Зеленского: было весело.
Так что скоро Украина обхохочется.
До слёз.


  

Котёнок



Лелеет яблоня свой обморочный цвет.
За середину май перевалил.
А у меня ослаб иммунитет
и старомодно крутится винил,
глуша заморским ритмом тишину.
На тумбочке остыл привычный чай.
Последней ложкой вечер зачерпну
и в чашке размешаю невзначай.
Лекарство –
обязательно горчит,
а жизнь –
не обязательно легка.
Котёнок развалившись на печи,
старательно считает облака.
Он знает жизнь,
и плошку с молоком,
что кончиться не может никогда,
гусей, бредущих за угол гуськом,
а там уже – неведомо куда.
Закончен вечер.
Пью последний чай.
Котёнок спит.
Родное существо.
Бог, ты пока меня не выключай –
я всё-таки в ответе за него

Александр Москаленко

Силы трения

С уменьшением силы трения
выше нежность прикосновения –
в соответствии с биохимией.
Ты меня назови по имени,
невзначай опуская отчество.
Отрицательные пророчества
в нашей жизни всегда сбываются –
математика чувств меняется.
Нелинейные уравнения
с уменьшением силы трения
выпадают из рамок химии.

Как тебя, говоришь, по имени?

Александр Москаленко

ВЕСНА ДЕВЯНОСТОГО

                        Борису Чичибабину

                          Ты скажешь: ветреная Геба…

                                                          Ф. Тютчев

О, как тебе, несчастная страна,
Всё соответствует в природе,
На склоне века дряхлая весна
Пришла о девяностом годе.

В лохмотьях туч, расхристана, седа,
Она явилась в край разрухи.
Из грязных луж и колотого льда
Глядит на нас лицо старухи.

Из глаз слезящихся и почерневших рам
По стенам на асфальта плиты
Течёт, течёт и обнажает срам,
Ещё вчера под снегом скрытый.

Она смеётся, старая карга,
И зубы скалит, и глумится…
Там сруб обугленный, здесь в нос шибает гарь,
И пепел в воздухе клубится.

Мальчишки жгут на пустыре костры,
Где под кладбищенскою кручей
Венки бумажные, и сгнившие кресты,
И унитазы в общей куче.

И к центру города над сетью эстакад
Ползёт со стороны кладбища
Не дым отечества, а горький этот чад,
Дымок родного пепелища.

        Александр Тимофеевский