Category: россия

Перископ 2

Борис Рыжий (Екатеринбург) - "Интернет-антология" (№ 5(38), 2001)

   
    БАЛЛАДА

На Урале в городе Кургане
в День шахтёра или ПВО
направлял товарищ Каганович
револьвер на деда моего.

Выходил мой дед из кабинета
в голубой, как небо, коридор.
Мимо транспарантов и портретов
ехал чёрный импортный мотор.

Мимо всех живых, живых и мёртвых,
сквозь леса, и реки, и века.
А на крыльях выгнутых и чёрных
синим отражались облака.

Где и под какими облаками,
наконец, в каком таком дыму,
бедный мальчик, тонкими руками
я его однажды обниму?

Борис Рыжий

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
Перископ 2

Татьяна Щербина (Москва) - "Кипарисовый Ларец" (№ 1(70), 2001)

Я поставила точку,
но она поплыла,
вдруг мне дали отсрочку -
я коснулась весла.
Сорвалась моя лодка
с заржавелой цепи,
что, взвиваясь, как плётка,
догоняет в пути.
Цепь ещё означает
населённый причал,
чашку тёплого чая,
муку, холод, печаль.
Но солёные брызги -
слёзы тех, кто в беде.
Мне не писан их вызов:
я иду по воде.
Как советской скульптуре,
пионерке с веслом,
говорю себе, дуре,
не переть на пролом.
Будто йог на качелях -
тяготенье долой -
меня держит свеченье
как Луну над Землёй.
Я свободна в отсрочке,
я ещё влюблена.
Не сжимайся до точки,
Бог, пославший меня.

         Татьяна Щербина
Перископ 2

Королева пустоты

А какие были анонсы!
Олеся Рябцева выведет всю оппозицию на чистую воду!
Олеся Рябцева - Сноуден в юбке!
Олеся Рябцева была внедрена в редакцию "Эха Москвы" для того, чтобы совершить подвиг!

После передачи Олеси Рябцевой "Эхо Москвы" ждут несколько уголовных дел и одно дело о государственной измене!
И что в итоге?


Сухой остаток передачи, по моему мнению: Олеся Рябцева - очередная курицына из провинции, необезображенная интеллектом, хамоватая, страшноватая, с гипертрофированным самомнением. А все разоблачения: Навальный - одутловатый мужик с пузиком, Венедиктов - веник, Альбац - старая дура, которая зовёт Навального "Лёшенькой", Ходорковский - гипнотизёр и манипулятор, Лавров выходил в самолёте к журналистам в тапочках и трениках, Касьянов - "зассал" (по выражению О.Р.) прийти на интервью к гениальной Олесе, "Эхо Москвы" - поганый лягушатник и надо разгонять половину редакции, так как они нахально игнорировали откровения гениальной же 24-летней Олеси о перестройке редакционной политики. Всё это, конечно познавательно - но где обещанные сенсации?

В её некрупную голову до сих пор не дошла мысль, что ей совершенно случайно выдали счастливый билет в большую журналистику и не её заслуга, что она встречалась с медийными лицами России и не только, что она - просто функция "Эха Москвы" - иначе была бы никто и звать никак. Это надо иметь редкий талант - всего за полтора года переругаться со всей редакцией и половиной интервьюированных! Уйдя из редакции, она не преминула пукнуть напоследок в её адрес: "
Я не хочу работать с такими ничтожествами, которые ничего из себя не представляют"... То ли дело - она - звезда полей! :-)
Читать полностью:http://newsrbk.ru/news/2631919-skandalnaya-pravda-byivshey-pomoschnicyi-glavreda-eho-moskvyi-vse-liberalyi-%97-govno-video.htmlНо главное - все её "разоблачения" - яйца выеденного не стоят. А я-то надеялся.
Я не любитель "Эха Москвы" - но, когда я натыкался на передачу Рябцевой, меня откровенно раздражало её хамство в прямом эфире по отношению к приглашённым редакцией людям и выпячивание собственного (замечу - тупого и глупого) эго. Именно из-за неё многие стали отказываться приходить на эфиры.

Кстати, не знаете - куда делась легендарная Курицына (имени её я так и не запомнил)? Наверно туда же направляется и самозваная "королева скандала" Рябцева. Да и фамилии у них - перекликающиеся.


И напоследок: по словам Рябцевой, она намерена создать свое СМИ. «Мне посчастливилось встретить людей со схожими целями и принципами. Мы собираемся спасти этот бренный мир и создать свой». Судя по всему, обе работы по спасению и созданию миров она собирается делать параллельно. Ну - чтобы два раза не вставать. :-))


"Мата Хари" российской журналистики - так она думает. :-)
Лето

Татьяна Щербина (Москва) - "Кипарисовый Ларец" (№ 11(80), 2001)

                  НЕЛЮБИТ


Неопознанный, без мелодии слов, объятий,

как немое кино прострекочет секс.

Спрашивается в задаче: почему невозможно счастье,

неизбежна фрустрация, нуден стресс?

Вместо слияния вдруг пожнешь удушье,

поцелуй ноль градусов не пьянит,

ни хрена доверия: тут торчат не уши

а болезнь заразная - нелюбит.

Злобный вирус жизнь выживаньем морит,

неизвлекаем стал друг из друга кайф.

Хорошо вдвоем, но едет один на море

инфицированный - у всех свой нрав,

если б не эпидемия нестыковок,

запаршивели овцы, с них шерсти на память клок.

Трудно вымолвить, будь ты хитер и ловок:

"Я живу хорошо" - я беру эту фразу в долг.


                                   Татьяна Щербина


Перископ 2

Владимир Полетаев (Москва) - "Кипарисовый Ларец" (№ 17(86), 2001)

                              *  *  *

 

     Вот снег неумелый и мокрый

     по горло дворы завалил.

     О, привкус живительной охры

     на синьке февральских белил.

 

     А большего нам и не надо,

     такая у нас благодать,

     такая простая отрада

     снежки в мирозданье кидать...

 

              Владимир Полетаев

Перископ 2

Мария Козлова (Москва) - "Альманах 2012"

* * *

Зачарованный призраком смерти
Пушкин шепчет: «Пора, брат, пора…»
Письмецо истлевает в конверте,
Осыпается соль с топора.

Осыпаются звёзды больные,
Двадцать первый случается век.
Я не знаю, как все остальные, –
Он давно уже не человек.

Он давно уже вырос из жизни
И остался, никто и ничей,
Там, в его обманувшей отчизне,
Исчезающей в дымах лучей.

Что поэзия? – Место пустое,
Идиота бесславная речь.
Несчастливое чувство шестое,
Не сумело его уберечь.

Покрывает и слово, и дело
Несмываемой смерти позор,
И душа поднимает от тела
Затуманенный музыкой взор.

Мария Козлова
Перископ 2

Виктория Волченко (Москва) - "Кипарисовый Ларец" (№ 12(99), 2002)

*  *  *
 
Узнали меня? Это я! Это я,
та самая дочь отставного майора,
по воле которой большая семья
рассыпалась в прах от стыда и позора.

С большим напряжением мне удалось
остаться собою и выйти из тела.
Я вижу себя. Я лечу, я сумела
себя обглодать, как берцовую кость.

Не вижу причин для принятия сна,
к заутрене чтоб – на последние силы.
Вот Церковь летит. Научилась она
себя, наконец, отделять от России.

И плавно и плотно крест-накрест с моей
плывёт её плоскость для пересеченья...
Навылет! Навылет! А следом за ней
летят Синагога, Мечеть, Мавзолей
и рой золотистый партийных ячеек.

Друзья мои, мы научились летать!
Мы все отделились – я вас обожаю,
и не успеваю вас всех обожать,
и сверхсветовою слезой провожаю.

Простите меня! – из бараков кричу.
Они пролетают, а я на сближенье
к такому усатому френчу лечу,
что впору остыть и пойти на сниженье.

Но страх невесом, и Земля далеко,
и – слава те, Господи! – утро нескоро,
когда, пробудившись – о, как высоко! –
расплачется жизнь отставного майора.

                   Виктория Волченко
Перископ 2

Юрий Арабов (Москва) - антология "Один к одному"

ПРОГУЛКА  НАОБОРОТ 

Я не был никогда в Австралии,

где молоко дают бесплатно,

где, может быть, одни аграрии

да яблоки в родимых пятнах.

 

Испорченный калейдоскоп

заменит им луну в ненастье,

и наша лодка в перископ

глядит на ихние несчастья.

 

Я не был никогда в Лапландии,

где короли страдают астмой,

где с веток, пахнущие ладаном,

лимоны снятые не гаснут.

 

Темно от пёсьих там голов,

когда зима, и у милиции

там на учёте - каждый лорд

и на канате - каждый бицепс.

 

Я не был никогда во Франции

и даже в Швеции (уж где бы!),

а был в чудовищной прострации,

когда я вспомнил, где я не был.

 

Я не видал Наполеона,

но чтоб не вышел он повторно,

я видел в колбе эмбриона,

закрученного, как валторна.

 

Я не бывал к тому же в Греции,

где моих предков съел шакал,

и не читал, увы, Гельвеция

и Цицерона не читал.

 

Но я бывал однажды в Туле,

где задержаться не планировал

и где в музее видел улей

да зайца с ликом Ворошилова.

 

Но описать её смогу ли...

И прочь тоску гоню, как флюс:

ведь парижанин не был в Туле.

Пускай завидует француз!

 

Юрий Арабов


Перископ 2

Дмитрий Веденяпин (Москва) - "Кипарисовый Ларец" (№ 5(20), 1998)


              НАТЮРМОРТ

 

Человек одинок, как прозрачно стоящий стакан

На столе, опустевшем к утру от локтей и посуды;

Заоконный пейзаж неподвижно уходит в туман,

Как подросток - в блаженное облако детской простуды.

 

Человек обречён всякий раз восстанавливать сам

Растворившийся смысл, из которого всё вырастает;

Время года легко различается по голосам,

Долетающим с улицы... Грех - это то, что мешает

 

Понимать и молиться, - и вот на туманной земле,

Где живут очень добрые, щедрые, мудрые люди,

Человек остаётся один, как стакан на столе,

Остаётся пустым и печально мечтает о чуде.

 

                                   Дмитрий Веденяпин


Перископ 2

Артём Ермаков (Москва) - "Кипарисовый Ларец" (№ 1(70), 2001)

*  *  *

 

Всё будет. Скоро снова будет.

Всё снова повторится вновь.

Пойдут по всем дорогам люди‚

В мешках - заплечная любовь.

 

Земля, сама себе не рада,

Родит изящных мастеров.

Они нас вызовут из ряда‚

Они заполнят нами ров.

 

И скольким стать вороньей пищей‚

И скольким ждать на берегу‚

И от удара кнутовищем

Тебя закрыть я не смогу.

 

Я буду там‚ за неба краем‚

Когда они объявят суд

И назовут свой погреб раем‚

И страшно клятвенно солгут.

 

У многих клятвы этой привкус

Зашевелится на губах‚

Но‚ кто пройдет последний искус‚

Восстанут сущие в гробах.

 

Из- под нетканого покрова

Во славу верных небесам

Придут и будут слышать Слово‚

И каждый Словом будет сам.

 

                            Артём Ермаков